Российский олигархат. Приватизация и залоговые аукционы

Российский олигархат. Приватизация и залоговые аукционы
10.10.2020

Наступила эпоха Ельцина. Финансовые ресурсы были перераспределены и оказались в руках «уполномоченных банкиров». Но оставалась еще промышленность и прежде всего такие ее привлекательные отрасли, как нефтедобыча, нефтепереработка и металлургия. Требовалась новая и теперь уже открытая приватизация - скрытно провернуть такую операцию уже бы не получилось. Однако в результате ее промышленные активы тоже должны были оказаться в руках «уполномоченных», а с этим были определенные проблемы.

Во-первых, существовали «красные директора», которые ни в коем случае не хотели отдавать свои предприятия «банкирам-комсомольцам». У народа еще имелись некоторые сбережения, на которые люди могли скупить акции своих предприятий и дать ими распоряжаться своим директорам. Такой вариант приватизации был вполне реален, и он, естественно, не устраивал Кремль. Во-вторых, существовали пионеры «народного капитализма» - удачливые бизнесмены с самых низов, которые поднялись в конце 80-х, создав ко­оперативы, фирмы и даже новые предприятия (например, Артем Тарасов и Герман Стерлигов). Допустить передачу им крупной собственности также было нельзя - они ничем не были обязаны партноменклатуре и никак от нее не зависели. И, наконец, были нувориши из среды криминальных капиталистов-цеховиков и рэкетиров. Превращение их в хозяев нефтяных компаний по понятным причинам было и вовсе недопустимо.

Чубайс с Гайдаром, на которых было возложено проведение операции «Приватизация», успешно справились со всеми этими проблемами. Перед самой приватизацией 1992 года они провели реформу и организовали сумасшедший взлет цен. В результате сбережения простых людей и вообще всех, кто не обладал большими валютными состояниями были практически обнулены, а денежные средства населения в сберкассах были попросту навечно «заморожены». И вслед за этим была стремительно проведена «ваучерная приватизация».

Всего за 1992–1997 годы государство продало в частные руки около 70% госпредприятий страны. В казну за них поступило всего лишь 17 миллиардов долларов, или 505 миллиардов рублей по тогдашнему курсу. А поскольку в стране буйствовала беспрецедентная инфляция, чистый доход государства составил ... каких-то 90 миллионов рублей! То есть предприятия были проданы за абсолютный бесценок, фактически не проданы, а просто розданы приближенным из числа «уполномоченных банкиров».

Дальше была эпоха залоговых аукционов

Ельцин понимал, что нельзя слишком много давать в руки «московским банкирам», иначе они выйдут из-под контроля. Поэтому, раздавая нефтяную промышленность, он позаботился о том, чтобы государство сохранило в их руководстве свое влияние. Еще в 1991 году Министерство нефтяной промышленности СССР было расформировано, и создано четыре компании - «Роснефть», «Лукойл», «Юкос» и «Сургутнефтегаз». Во главе их были поставлены свои люди из числа советских руководителей. В 1992–1993 годах прошла приватизация этих компаний. «Роснефти» было предуготовано остаться полностью государственной (правда, в 1995 году из нее выделили «Тюменскую нефтяную компанию» и «Сибирскую нефтяную компанию» и отдали их в частные руки: первую - Виктору Вексельбергу, вторую - Борису Березовскому). В трех других - «Лукойл», «Юкос» и «Сургутнефтегаз» - за государством оставалось 45% уставного капитала. Причем пакет государства должен был оставаться блокирующим.

Но тут наступил 1995 год. Ельцину надо срочно переизбираться на новый срок. В принципе, Ельцин был готов на силовой вариант, предложенный главой его службы безопасности Коржаковым. Однако против выступил Запад - это бы разрушило миф о молодой российской демократии. Нужно было проводить избирательную кампанию. Чтобы второй раз проталкивать во власть президента, утратившего последние остатки своей популярности, нужны были большие деньги, а в стране свирепствовал чудовищный экономический кризис.

И вот тогда группа московских банкиров - Потанин, Березовский, Фридман, Ходорковский и Гусинский, которые к тому времени уже изрядно нажились на ваучерной приватизации, - предложила власти сделку. Они давали деньги на выборы под залог крупнейших нефтяных компаний. Если государство не возвращало кредит через год, компании переходили в их собственность. Так оно и произошло. Уполномоченные, которые были созданы партократами и чиновниками еще в эпоху перестройки, взяли верх над своими хозяевами. Они превратились в олигархов - хозяев страны.

В 1995–1996 гг. в России возникают настоящие финансовые империи. Это империя «Онэксим-банка», империя «Мост-Банка», империя «Инкомбанка» и другие. Они включали в себя собственную банковскую систему на базе «материнского банка», собственные промышленные предприятия, собственные охранные структуры, мало чем отличающиеся от частных армий, собственные СМИ (телеканалы, радиостанции и федеральные газеты). Так, к примеру, финансовой составляющей империи Бориса Березовского были «Автобанк» и «Объединенный банк», промышленной составляющей - «Сибнефть» и «Аэрофлот», печатными СМИ - «Независимая газета» и журнал «Огонек», электронными СМИ - ОРТ и ТВ-6.

С возникновением этих финансовых империй «уполномоченные нувориши» сравнялись по степени влияния с властными инстанциями и даже стали их превосходить. Семи крупным банкирам принадлежали 50% финансовых ресурсов огромной страны. Они стали брать в свои руки власть и становиться публичными политиками. Так, Борис Березовский в 1996 году получил пост замглавы Совета безопасности России. Произошло полное сращение власти и крупного бизнеса. Отныне в России уже не будет отдельно - крупных бизнесменов, отдельно - политиков. Бизнесмены будут заниматься политикой, а политики иметь свой бизнес или получать дивиденды от бизнеса своих покровителей.

После 1996 года больной и большую часть времени недееспособный Борис Ельцин отпускает бразды правления. Власть переходит к «Олигархбюро» - нескольким финансово-политическим кланам, главы которых решали все ключевые вопросы внешней и внутренней политики.

Поскольку среди этих глав большинство были банкиры, возглавлявшие названные империи, то эта модель получила название «Семибанкирщина». Если с 1993 по 1995 год в России была диктатура, замаскированная под демократию, и все вопросы единолично решал президент Ельцин, опиравшийся на армию и МВД и в случае неповиновения легко применявший вооруженную силу, то с 1995 года началась эпоха олигархии. В своих руках олигархи сосредоточили все электронные и главнейшие печатные СМИ. Сила пропаганды, которую они обрушили на народ, была такова, что за несколько месяцев непопулярный и больной Ельцин, имевший рейтинг 2%, набрал более 50%.

Предыдущая статья «Российский олигархат. Номенклатурная приватизация»
Следующая статья «Российский олигархат. Война кланов»

© Ярославль 2013 - 2020