Российский олигархат. Начало

Российский олигархат. Начало
17.03.2020

Левая патриотическая оппозиция ут­верждает, что олигархат 90-х, а также новые «путинские» олигархи оказывают существенное влияние на политику государства. Власть же, напротив, утверждает, что никаких олигархов в том смысле, который это слово имело в 90-е, в России больше нет, а есть лишь «успешные бизнесмены». Официальные пропагандисты на федеральных каналах и в крупнейших газетах и информационных агентствах, развивая эту мысль, также заявляют: команда патриотов во главе с президентом, пришедшая к власти в «нулевые» годы, покончила с олигархатом, подчинила крупный бизнес государству и заставила бывших олигархов служить Родине и народу.

Таким образом, по данному вопросу имеются две принципиальные точки зрения. Первая: олигархат сохранился, имеет политическое влияние, только скрывает свою активность и участие в принятии важнейших решений. Вторая: олигархат разгромлен, его члены подчинены всемогущему лидеру страны, который заставляет служить их деньги то ли себе и своей команде, то ли народу и государству. Тут уж все зависит от политической позиции высказывающегося: если он антисистемный либерал, то - первое, а если официозный патриот - второе.

Спор этот невозможно разрешить, не поняв, каким образом появились российские олигархи и какую роль они сыграли в новейшей истории нашей страны.

Комсомольская экономика

Обычно думают, что олигархи, в 90-е почти подчинившие себе власть и государство, появились в результате ваучерной приватизации при Ельцине. В таком утверждении конечно есть определенная доля истины: приватизация сделала нуворишей политически значимыми фигурами. Но оно совсем не объясняет, откуда же у этих людей взялись деньги в 1992 году, чтобы скупить бывшие государственные компании и предприятия.

Еще до приватизации 1992 года в постсоветской России, а до этого в перестроечном СССР существовала прослойка сверхбогатых людей, которые вложили эти свои богатства в госсобственность, выставленную на продажу Чубайсом и Гайдаром. Корни современного российского олигархата уходят в СССР времен перестройки. Состояния первых наших нуворишей породила, так называемая, «комсомольская экономика». В 1986-1989 гг. под эгидой комитетов ВЛКСМ развернулась беспрецедентная хозяйственная деятельность. Партия разрешила комсомольцам заниматься коммерцией и создавать кооперативы и даже предприятия, в том числе совместные. Причем с «комсомольского бизнеса» налогов не брали, а напротив, всячески его поощряли путем финансовой поддержки и кредитов. Именно из среды «комсомольских коммерсантов» вышли представители крупного бизнеса постсоветской России, а также многие современные политики.

Люди среднего и старшего поколения хорошо помнят как при райкомах ВЛКСМ создавались центры молодежного досуга, кооперативные видеосалоны. Комсомольские функционеры устраивали платные дискотеки или видеосеансы. Причем на этих дискотеках и в видеоклубах крутили музыку и кино, за которые те же функционеры лет 10 назад на собраниях кляли «несознательных комсомольцев», поддавшихся «тлетворному влиянию Запада». Бывшие борцы с западной пропагандой теперь, не моргну глазом, клали в карманы десятки и четвертаки за фильмы про Рэмбо и Эммануэль. Но это было только видимой верхушкой айсберга «комсомольской экономики».

Подлинным же «золотым дном» стали центры научно-технического творчества молодежи (ЦНТТМ). В 1987 году ЦК КПСС принял положение об их учреждении и к концу того же года по всей стране было уже было 60 таких городских и районных центров, а к началу 1990 года - около 600. Начинание казалось бы было благое: инициативные и талантливые молодые люди должны были создавать технологии и продавать их предприятиям без всяких налогов. По своей сути, это были бы «советские стартапы» - отечественный вариант Кремниевой долины, только рассредоточенной по всей стране. Но так обстояло только на бумаге, а на деле получилось совершенно иначе. Фактически ЦНТТМ превратились в потоки, которые соединили вместе две денежные системы СССР, тем самым спровоцировав в стране инфляцию и в то же время позволив сказочно обогатиться избранным гражданам.

Немного пояснений. Социалистическая экономика работала по другим законам, нежели рыночная. В СССР существовала двухконтурная система денежного обращения. Первый контур составляли обычные наличные деньги, которые граждане получали в виде зарплат и которыми они рассчитывались в магазинах. Второй контур образовывали так называемые безналичные деньги, которыми рассчитывались между собой госпредприятия и организации. Система эта была создана в эпоху первых пятилеток и именно она позволила Советскому Союзу создать свою индустрию без инвестиций со стороны западного капитала.

Эта система позволяла, если не исключить полностью, то свести к минимуму финансовые злоупотребления. Например деньги, выделенные на покупку оборудования, невозможно было присвоить и растратить, так как это были не реальные дензнаки, а учетные единицы. Эта система позволяла также сохранять низкие цены на товары народного потребления за счет невысокого объема наличной денежной массы. Но для того, чтобы система работала, нужно было соблюсти одно важное условие - эти контуры должны были быть разделены. Именно это условие и нарушили деятели «комсомольской экономики».

Многочисленные ЦНТТМ стали заниматься попросту обналичиванием счетных денег предприятий. Схема была очень простой. ЦНТТМ заключал с предприятием договор об оказании каких-либо услуг. Предприятие оплачивало эти услуги безналичными деньгами, а ЦНТТМ, взяв свой процент (который достигал трети всей суммы), оплачивал работу «творческого коллектива» наличными деньгами. Поскольку «творческие коллективы» создавались при том же райкоме и туда входили люди, близкие к руководству ЦНТТМ, то те же самые «молодые комсомольцы» становились обладателями крупных сумм. Это мы берем в качестве примера более или менее законный вариант... Зачастую же эти услуги были липовыми и существовали лишь на бумаге, а «творческий коллектив» состоял из знакомых и родственников главы центра. Дирекцию предприятия это вполне устраивало, так как она всегда нуждалась в наличных, которыми можно было, к примеру, расплатиться с шабашниками. Можно было пустить эту наличку и на другие нужды. Обналиченные через ЦНТТМ деньги, за вычетом «комсомольского» процента, возвращались дирекции предприятия, и все были довольны.

Масштабы таких операций были огромны. Всего лишь за два перестроечных года ЦНТТМ Москвы обналичили 240 миллионов рублей. Выброс на рынок огромной денежной массы, не обеспеченной товарами, привел к инфляции конца 80-х. Но это же сделало отдельных граждан в одночасье миллионерами. Михаил Ходорковский признавался, что в качестве руководителя ЦНТТМ он за одну лишь сделку получил 9 миллионов рублей.

Таким образом система ЦНТТМ положила начало обогащению двух групп будущих бизнесменов - руководителей государственных предприятий и руководителей самих ЦНТТМ. Впоследствии их так и назовут: «красные директора» и «комсомольские олигархи». Первые владельцы крупных состояний не были самостоятельными фигурами и зарабатывали свои миллионы не сами. Как правило, за их спиной стояли представители крупных кланов партийной номенклатуры и высших чиновников.

Итак, в 1986-1989 гг. в СССР возникла прослойка сверхбогатых людей - выходцев из комсомола или из чиновничества, ставленников или родственников представителей кланов партноменклатуры. Состояния, которые они приобрели за 1-2 года, были неизмеримо значительнее тех состояний, что сколотили пионеры «народного капитализма» - кооператоры и даже легализовавшиеся полукриминальные цеховики. Но это было только начало.

Продолжение следует ...

© Ярославль 2013 - 2020