О сносе памятника маршалу Коневу и «наших партнерах»

17.04.2020

Под шумок коронавируса в Праге снесен памятник маршалу Коневу, спасшему ее от нацизма и разрушения. Об этом уже много написано и сказано во всех средствах массовой информации. Драма с этим сносом разворачивалась не один день, ибо решение об этом было принято пражскими муниципалами еще в сентябре 2019 года. Однако есть одна параллель, про которую 3 апреля 2020 года, когда свершился этот акт вандализма, почему-то не вспомнили. А зря.

Параллель эта заключается в том, что чехи, с одной стороны, рассказывают всему свету, что при таком сносе не нарушили российско-чешских договоров 1993-1999, поскольку памятник стоял «не на месте воинского захоронения», а с другой - требуют от России установки 58 памятников чехословацким легионерам в местах, которые не имеют никакого отношения к захоронениям этих самых легионеров. Некоторые из монументов уже возведены.

мемориал в Челябинске

Мемориал в Челябинске

Так, к примеру, еще в 2011 году в Челябинске на привокзальной площади торжественно открыли памятник легионерам. Он воздвигнут рядом с памятником «Сказ об Урале», который является городским символом. Год спустя памятник появился в Кунгуре на территории историко-ландшафтного комплекса «Вознесенский некрополь». Сегодня памятники легионерам возведены и в других городах. Причем если во Владивостоке, Екатеринбурге, Красноярске, Сызрани и ряде других мест памятники белочехам стоят на кладбищах (где им, собственно, и положено быть) и видны только тем, кто посещает эти места скорби, то в Челябинске, Пензе, Пугачеве и Верхнем Услоне они находятся в очень даже людных местах.

памятный знак в Пензе

Памятный знак чехословацким легионерам в Пензе

Примечательны и надписи на памятниках. На монументе в Челябинске указано: «Здесь покоятся чехословацкие солдаты, храбрые борцы за свободу и самостоятельность своей земли. Обнажите головы перед могилой героев».

Кто такие чехословацкие легионеры.

Чехословацкий корпус (легион) - национальное добровольческое воинское соединение, сформированное в составе российской армии в годы Первой мировой войны, в основном из пленных чехов и словаков - бывших военнослужащих австро-венгерской армии, выразивших желание участвовать в войне против Германии и Австро-Венгрии. На основании декрета французского правительства об организации автономной Чехословацкой армии во Франции Чехословацкий корпус в России с 15 января 1918 года был формально подчинен французскому командованию. Численность легиона составляла более 55 тысяч человек. На его вооружении состояли бронепоезда, броневики, пушки, пулеметы. В 1918 году легион двинулся по Транссибу во Владивосток, чтобы оттуда отплыть во Францию для продолжения войны против Германии и Австро-Венгрии за независимое чехословацкое государство. Эшелоны с чехословаками растянулись от Пензы до Владивостока.

пензенская группировка

Бронепоезд «Орлик» - пензенская группировка чехословаков

И исходя из этого возникают совершенно неизбежные вопросы: как можно, если верить надписям на памятниках, сражаться «за свободу и самостоятельность своей земли» на территории другой страны, да еще под руководством французских генералов ...

Вопреки формальному решению двигаться во Владивосток легионеры решили основательно «похозяйничать» на нашей земле. Для начала чехословаки захватили Мариинск, Челябинск, Новониколаевск, Миасс. Очевидец этих событий Александр Кузнецов так описывал их действия: «28 мая на станцию Миасс прибыли чехословаки. После двухчасового боя части РККА отступили. Взятых в плен в бою рабочих напилочного завода Яунзема и Бродиса чехи увели в лес и убили. Повешен попавший в плен Горелов Федор Яковлевич (17 лет), он казнен взводом чехов за грубость обращения с конвоем».

В тот же день легионеры взяли Нижнеудинск. Ими были арестованы военный комиссар и почти весь состав Нижнеудинского Совета. Утром 18 июня после 20 дней пыток и издевательств их расстреляли. 29 мая после двухдневного кровопролитного сражения легионеры захватили Пензу, а также Канск и Сызрань.

«После боя Пенза стала «рябой», особенно верхние этажи домов, - свидетельствовал очевидец. - Следы пуль пестрели в зданиях. Многие были как решето. Улицы казались опутанными металлической паутиной. Пучки порванных телеграфных и телефонных проводов волочились по тротуарам, свисая с накренившихся или совершенно припавших к земле столбов. У развороченной ограды Лермонтовского сквера, против окружного суда, любопытные разглядывали неубранные трупы, кровавые брызги на разрушенных столбах». Пензенский историк Анатолия Шарикова пишет: «Чехословаки грабили городские военные и продовольственные склады, магазины, дома обывателей до вечера 30 мая. Утром 31 мая они ушли из центра города и контролировали только железнодорожные станции, мосты и прилегающие к ним территории… Легионеры уезжали из Пензы на восток эшелон за эшелоном, прицепив взятые в городе паровозы».

31 мая легионеры захватили Петропавловск, где расстреляли 20 членов местного Совета. В тот же день чехословаки взяли Томск и Тайгу, а 2 июня - Курган. 8 июня легионеры захватили Самару (в ней сейчас чехи также пытаются возвести монумент). За несколько дней в городе и окрестностях расстреляли несколько сотен красноармейцев и рабочих. 9 июня чехословаки захватили Омск, 14 июня - Барнаул, 17 июня - Ачинск, 18 июня - Троицк.

чехи позируют рядом с расстрелянными русскими

Чехи позируют рядом с расстрелянными русскими

Меньшевик С. Моравский вспоминал: «Около пяти часов утра 18 июня 1918 года город Троицк был в руках чехословаков. Тотчас же начались массовые убийства оставшихся коммунистов, красноармейцев и сочувствующих Советской власти. Толпа торговцев, интеллигентов и попов ходила с чехословаками по улицам и указывала на коммунистов и совработников, которых чехи тут же убивали. Около 7 часов утра в день занятия города я был в городе и от мельницы к гостинице Башкирова, не далее чем в одной версте, насчитал около 50 трупов замученных, изуродованных и ограбленных. Убийства продолжались два дня, и, по данным штабс-капитана Москвичева, офицера гарнизона, число замученных насчитывало не менее тысячи человек».

Казнь екатеринбургских большевиков белочехами

Казнь екатеринбургских большевиков белочехами

Список совершенных легионерами злодеяний продолжать можно долго. Поэтому когда в надписях на памятниках легионерам их именуют героями, это вызывает справедливое возмущение местных жителей и историков, которые напоминают о том, что называть героями мародеров и убийц - значит потворствовать наглейшей фальсификации истории.

Показательно то, что в расколотой братоубийственной гражданской войне России о чехословацких легионерах с возмущением и ненавистью отзывались и обыватели, и рабочие, и крестьяне, и красные, и белые.

К примеру, управляющий военным министерством в правительстве Александра Колчака генерал-лейтенант Алексей Будберг писал: «Сейчас чехи таскают за собой около 600 груженых вагонов, очень тщательно охраняемых ... по данным контрразведки, эти вагоны наполнены машинами, станками, ценными металлами, картинами, разной ценной мебелью и утварью и прочим добром, собранным на Урале и в Сибири».

Другой колчаковский генерал Константин Сахаров процитировал газету «Дело России», писавшую в 1920 году: «Отойдя в тыл, чехи стали стягивать туда же свою военную добычу. Последняя поражала не только своим количеством, но и разнообразием. Чего только не было у чехов. Склады их ломились от огромного количества русского обмундирования, вооружения, сукна, продовольственных запасов и обуви. Не довольствуясь реквизицией казенных складов и казенного имущества, чехи стали забирать все, что попадало под руку, совершенно не считаясь с тем, кому имущество принадлежало. Металлы, разного рода сырье, ценные машины, породистые лошади объявлялись чехами военной добычей. Одних медикаментов ими было забрано на сумму свыше трех миллионов золотых рублей, резины на 40 миллионов рублей, из Тюменского округа вывезено огромное количество меди и т.д. Чехи не постеснялись объявить своим призом даже библиотеку и лабораторию Пермского университета. Точное количество награбленного чехами не поддается даже учету. По самому скромному подсчету эта своеобразная контрибуция обошлась русскому народу во многие сотни миллионов рублей и значительно превышала контрибуцию, наложенную пруссаками на Францию в 1871 году. Часть этой добычи стала предметом открытой купли-продажи и выпускалась на рынок по взвинченным ценам, часть была погружена в вагоны и предназначена к отправке в Чехию».

Вспомним про то, что легионеры вывезли из России немало царского золота, на которое потом обустраивали свою страну. Тот же генерал Константин Сахаров в книге «Чешские легионы в Сибири» писал: «Чехи были мастерами… грабить все, что подвернется под руку ... уносили все, начиная с медикаментов и кончая библиотекой в Перми ... Чехи были асами мародерства ... Прибывающие на фронт офицеры и солдаты рассказывали о захвате чехами эшелонов с обмундированием, следовавшим на фронт, об обращении в свою пользу запасов оружия и огнестрельных припасов, о занятии ими лучших квартир, а на железных дорогах лучших вагонов и паровозов ... Толпы их бродили на всех станциях железной дороги, держась кучками в 10-15 человек. В одиночку они ходить боялись ... Это банды распущенной солдатни ... Зато население Сибири и Белая армия ненавидели чехов с каждым днем все сильнее. Прикажи тогда русская власть расправиться с ними - вся Сибирь пошла бы охотно как один человек».

Однако не мародерство — главное преступление легионеров. Они не просто грабили, но и убивали. Их руки по локоть в крови.

О зверствах чехословаков до сих пор помнят в городе Топки Кемеровской области. На месте городского стадиона раньше находилась роща, в которой чехословацкие легионеры устраивали расстрелы. Останки расстрелянных, пока в городе была власть чехословаков, растаскивали по улицам бродячие собаки.

Сами легионеры не очень-то и стеснялись своих похождений. Например, легионер Ян Дворжак вспоминает в недавно изданных мемуарах под названием «Как появилась Чехословакия», что его собратья по оружию на одной сибирской станции похитили женщину, затащили ее в вагон, все вместе насиловали во время движения, а затем измученное тело выбросили в снег на съедение волкам. И это не единственный инцидент.

В 90-е годы Россия заключила с Чехией и другими странами бывшего социалистического лагеря ряд соглашений о сохранении воинских захоронений. На основании соглашения между правительствами Чехии и России, министерство обороны Чехии совместно с министерством обороны РФ планируют ежегодно восстанавливать памятники чехословакам на местах захоронений, которые были разрушены.

Чешский проект «Легион» предусматривает установку 58 памятных знаков от Самары до Владивостока. Почти везде такие памятные знаки устанавливаются без общественного обсуждения, не считаясь с нежеланием местных жителей видеть на своей земле памятники мародерам и убийцам русских людей, иногда втайне от горожан, как это было сделано в Бугульме, где памятник легионерам установили рядом с мемориалом героям Великой Отечественной войны.

Памятниками чешским легионерам, которые залили кровью Сибирь, Урал, Поволжье, уже уставлена вся Россия. И в основном - в последнее время: Бузулук, Верхний Услон, Владивосток, Екатеринбург, Иркутск, Канск, Красноярск, Култук, Кунгур, Курган, Миасс, Михайловка, Нижнеудинск, Нижний Тагил, Пенза, Посольское, Пугачев, Самара, Сызрань, Тюмень, Ульяновск, Челябинск.

Бесславная расправа над памятником советскому маршалу в Праге должна поставить точку всем этим воспеваниям легионеров и похождениям их потомков по русской земле. В мировой дипломатии существует принцип зеркальности, в соответствии с которыми подобный шаг одной страны в отношении другой влечет за собой аналогичный этому шагу ответ. Полагаю, что этому принципу должно соответствовать полное прекращение установки в России памятников чешским легионерам.

Прости, маршал Конев, мы все еще продолжаем называть их «нашими партнерами», хотя просится другое, более народное и правильное определение ...

© Ярославль 2013 - 2020