Псевдомолочные реки и кисельные берега

Псевдомолочные реки и кисельные берега
28.02.2020

Пальмовое масло стало стратегическим резервом России, который нам поставляют взамен нефти, газа и алмазов.

Импорт пальмового масла в Россию растет, несмотря на политику властей, готовых в скором времени запретить его использование в пищевой промышленности (от кондитерских изделий до сливочного масла). В начале 2019 года удар по пальмовому маслу нанесла Всемирная Организация Здравоохранения, сравнившая его производителей с алкогольным и табачным лобби и заявившая о росте смертности от сердечных болезней из-за увеличения потребления этого продукта. В Европе масло с 2018 года начали «банить», и в результате европейские импортеры «пальмы» перебросили запрещенный отныне для них товар на российские склады. Производители же в нашей стране вряд ли добровольно откажутся от его использования, ибо им компенсируют недостаток молока и говядины, добавляя в сыры, колбасы, мясокопчености и во все остальное.

В настоящее время поголовье коров в России составляет 8 миллионов голов. В 1923 году эта цифра составляла 16 млн, в 1941 - 14 млн, в 1960 - 18 млн, в 1980 - 22 млн голов. Общее количество крупного рогатого скота соответственно составляло в 1923 году - 27 миллионов голов в 1941 году - 28 млн, в 1960 - 38 млн, в 1980 - 58 млн, в 2018 году - 18 млн голов.

Первый удар по поголовью нанесла Гражданская война. Затем НЭП и полученная крестьянами земля легко помогли перекрыть дореволюционный уровень и довести его до 110 млн. голов в 1927 году (здесь имеется ввиду поголовье всего - как крупного рогатого скота, так и овец, коз и свиней. Поголовье крупного рогатого скота составило 37 млн. голов), фактически сравняв численность животных с численностью народонаселения РСФСР. Начавшаяся в конце 20-х годов коллективизация резко сократила поголовье всего скота в два раза, со 110 до 52 млн., но сократила поголовье не коллективизация, а сами крестьяне начали усиленно забивать свой скот, чтобы не сводить своих буренок и овечек в обобществленные хозяйства.

После этого вновь начинается резкий рост поголовья, причем поголовье мелкого рогатого скота (овец и коз), а также свиней легко перекрыло дореволюционный уровень. Обращу внимание на овец, коз и свиней. Именно они являлись индикатором частной инициативы колхозников, которые содержали мелкий скот на своих частных подворьях для собственного питания и для продажи мяса на городских рынках.

Следующий удар по поголовью скота нанесла Великая Отечественная война. Поголовье сократилось в полтора раза с 91 млн. голов до 65.

После войны вновь идет интенсивный рост поголовья, особенно на частных подворьях. Поголовье крупного рогатого скота совершает рывок уже в середине 50-х и непрерывно растет практически до самого конца советской власти. Сказывается усиленное внимание государства развитию именно этой отрасли, большие капиталовложения в строительство ферм и откормочных комплексов. С этим же периодом совпадает начало массового импорта зерновых в СССР - интенсивное животноводство требует не только зеленых кормов, но и кормового зерна. Обратная сторона медали хрущевского периода заключается в удушении частной инициативы колхозников через повышение налогов. Колхозники отвечают массовым забоем овец, коз и свиней, число которых сокращается на 25 млн. голов за один год.

В брежневский период правления наблюдается стабильный рост поголовья всех видов скота, которое к концу 70-х достигает своего исторического максимума в 160 млн. голов.

При Горбачеве наступает стагнация, которая при либералах превратится в катастрофическое уменьшение всего стада (со 150 млн. до 50) всех видов скота во всех видах хозяйств, независимо от форм собственности. Этот период можно назвать Скотохолокостом и Скотомором 90-х. Результатом является нынешнее крайне плачевное состояние села, которые выглядит так, будто его непрерывно бомбили в течение нескольких лет.

Далее идет то, что можно иронично назвать подъемом поголовья свиней и курей. Крупный рогатый скот либеральным мантрам и заклинаниям не поддается и продолжает уменьшать свое поголовье.

То, что произошло с животноводством в ходе реформ после 1990 года, не имеет прецедентов в истории – в течение 15 лет наблюдалось безостановочное и быстрое сокращение поголовья – в том же темпе, как за 4 года коллективизации. Резкое падение замедлилось лишь в середине 2000-х. Поголовье всего скота упало за годы реформы почти в три раза без войн и стихийных бедствий. РФ имеет сейчас крупного рогатого скота существенно меньше, чем в 1916 и даже меньше чем в 1923 году - после того как страна пережила 9 лет тяжелейших войн.

Надо подчеркнуть очень важное обстоятельство, которое обычно упускается из виду. Сегодня в новой России меньше скота, чем в советской в 1923 году, а население (соответственно и число потребителей продуктов животноводства) с тех пор увеличилось почти в полтора раза. Таким образом, в расчете на душу населения тот удар, который реформа нанесла по животноводству, гораздо тяжелее, чем можно судить по уровню поголовья скота. С 1970-х годов РСФСР вышла на стабильный уровень выше 40 голов крупного рогатого скота на 100 человек населения. За годы реформ этот показатель упал в несколько раз. Россия перешла рубеж, какого не переходила даже в войну, – в РФ стало менее 6 коров на 100 человек.

Рассмотрим динамику производства конечных продуктов животноводства. Важнейший из них – молоко. Создание в РСФСР крупного современного молочного животноводства было одним из важнейших достижений экономической и социальной политики послевоенного периода. В 1945-1946 гг. производство молока в РСФСР составляло 16,6 млн. тонн в год – как после Гражданской войны. В 1970-е годы производство молока вышло на стабильный уровень 45-50 млн. тонн, а в 1980-е его производилось по 56 млн. тонн.

Реформа повлекла за собой быстрый и неуклонный спад производства – к 1999 году оно сократилось до валового уровня 1957 г. Такого низкого уровня производства на душу населения, как в 1999-2016, в России не было с середины 1950-х. Производство молока в сельскохозяйственных организациях в 2016 году составляло менее 35% от дореформенного уровня 1990 года.

Сколько молока производим сейчас. Официальная цифра, которую называют чиновники, – 31 миллион тонн. При этом реально, по тем же статистическим данным, в 2018 году на переработку поступило всего 19 миллионов тонн молока (причем заметьте, что в советской статистике за количество производимого молока принималось именно то количество, которое поступало на переработку). Удивительно, но обе эти цифры (31 и 19) нормально сосуществуют в экспертных оценках, в прессе и в аналитике. Эксперты Национального союза производителей молока («Союзмолоко») считают при этом, что в России производится еще меньше молока, чем заявляет статистика, а его переработка составляет не 19 млн. тонн, а только 12–13 млн. тонн. Рациональная норма потребления составляет 340 кг на человека в год, что требует для страны не менее 50 млн. тонн (а именно такое количество производилось в 1970-80-е годы).

Что касается импорта. Совокупный ввоз всех видов молочных продуктов по данным таможенной службы в 2018 году составил 952 тыс. тонн, что менее 3% от официально производимого количества.

Поразительно. Коров нет. Молока на переработку поступает столько же, сколько в первом послевоенном 1945 году. Импорт мизерный. А полки в магазинах ломятся! Неужели наши могущественные агрохолдинги под мудрым руководством великих ученых наконец-то научились доить кур ...

10 лет назад компания «Данон» заказала масштабные исследования молочного рынка России, и оказалось, что объем продаж в 3,5 раза превышает все теоретические возможности производства.

Может поэтому импорт пальмового масла лишь растет от года к году. Да и как может быть по-другому, если без пальмового масла и технологических чудес полки магазинов моментально опустеют и начнутся голодные бунты.

* Примечание. Все приводимые цифры взяты из официальных данных Росстата.

© Ярославль 2013 - 2020